У меня молодой любовник...

 

 

 

 

 

 

 

У меня молодой любовник. Фу! Звучит по-идиотски. И неправда это все.

Во-первых, не такой уж он молодой. Вполне себе взрослый мужчина с серьезным лицом, профессией и двумя седыми волосками на левом виске. Вчера как раз заметила. Улыбнулась. Нежности в улыбке было больше всего. Но если бы он поцеловал меня в этот момент, то смог бы нащупать языком пикантный привкус злорадства. И некоторого облегчения.

И не любовник он мне вовсе. Адюльтера здесь никакого нет. Я – свободная женщина. И от предрассудков тоже. Как же его назвать, этого человека? Он мой друг. Иногда это важнее любой любви. Друг и коллега. Мы работаем вместе, обедаем, обсуждаем дела, смеемся. Иногда он остается у меня. Когда дети у бабушки.

Пусть будет М. Мужчина, меня младше, милый мой.

Меня наши десять лет, ну вот честно, не смущают. И вообще мне приятно целовать свежие губы и лежать на молодой широкой груди. И везде-везде – молодая кожа. Почему это должно не нравиться?

По-настоящему, разница в возрасте ощутима для меня разве что лексикологически. Все эти «нра» и «кста» в наших длинных нежных переписках умиляют. Но я тоже кое-что еще могу, поверьте. Не такая я уж и старая. «Тра меня», «А хо в лифте?». И так далее. Не отстаю. 

- Почему я должна чувствовать себя неловко?

Подруга, наливая мне чай, задает тысячу вопросов. При этом требует все больше подробностей. То ли выискивает подвох, то ли смакует детали.

- Глаза, конечно, горят. Это факт. Ты помолодела. То ли он на тебя так влияет, то ли ты всегда такая. А я просто не замечала. Но что дальше будет, Маша? Ты подумала?

Подумала. Всё взвесила, все за и против. Спрогнозировала несколько вариантов развития событий. Расписала его плюсы и минусы. Прикинула лет на тридцать наше совместное будущее. Ужаснулась, чем чреваты для моей ранимой натуры взаимоотношения с такой разницей в возрасте. Просчитала, сколько денег мне понадобиться для поддержания красоты и внешней молодости.

- И что скажешь? Какие у вас перспективы?

- Если честно, подруга моя дорогая, перспективы пугающие. Не думай, что я в омут с головой. Продумала у себя в голове каждую деталь и мелочь туманного нашего будущего.

Сложно знать наверняка, но, думаю, все будет приблизительно следующим образом. Мы попьем с тобой чай. Кста, пирожные очень вкусные. О, я уже заражаюсь этой юношеской краткостью. Стрелки часов подберутся к заветной отметке. Я накрашу губы у тебя в прихожей. Совсем чуть-чуть, скорее, для себя, М. не любит вкус помады. Сниму трусики, в сумочку положу. Прости за подробности, но ты сама просила. Расправлю плечи, подбородок повыше, чтобы второй был незаметен с первого взгляда. На глаза поволоки и молодого бесстыдства. Да-да, это у меня еще сохранилось. И пойду. Сегодня мы договорились встретиться у него. Мои дети дома с бабушкой.

И мы начнем молча. Без долгих реверансов в коридоре и прелюдий. Он оставит входную дверь открытой. У этих молодых совершенно другие понятия о романтике. Работу утром обсудили, цветы днем он уже приносил, комплиментами завалил по почте, вайберу, скайпу и вотсапу. Вечером – молча. Откроет мне дверь, проведет на кухню. И поверь, там меня ждет не ужин при свечах. Стол будет совершенно пустым. И меня готовить не заставит. Да, я голодна, очень, но едой мой голод не утолить.

Молча подведет он меня к своему белому стеклянному столу. Развернет к себе спиной. Я обопрусь дрожащими от предвкушения ладонями. Приподнимет платье. Ты спрашивала, зачем я трусики заранее сниму. Вот, мы как раз подошли к ответу. И возьмет меня этот юнец, как ты говоришь, нагло и жестко сзади. Сколько это будет длиться – минуты, часы, годы, десятилетия. Поверь, для меня не будет иметь никакого значения. Что говоришь? Я повернусь к нему, а на шее появятся морщины? Он не увидит, глаза его в этот момент закрыты от удовольствия. А даже если увидит, у восемнадцатилетней в этой позе на шее тоже будут морщины.

Продолжать, милая?

Да, я думаю о будущем. Ты же знаешь меня, я серьезная и рассудительная женщина и никогда не теряю голову. Я планирую, как я буду планировать. Думаю, будет так: перейдем после этого в гостиную. Он поцелует меня, я поцелую его. Да, ты все правильно поняла. Может, даже два раза. Мы никуда не спешим. Весь остальной мир будет ждать моего возвращения на землю столько, сколько нужно. На город опустится ночь, в окне появится луна. Мы будем сидеть лицом друг к другу, обвивая друг друга руками и ногами, а лунный свет окутает наши силуэты. При этом освещении и после такого количества оргазмов, я особенно хороша. Все-таки немного и моей романтики есть в этих встречах. Я склоню ему голову на влажное плечо. И в этот момент я серьезно задумаюсь.

Как же хочется кушать! Мы покормим друг друга всем, что найдем в холостяцком холодильнике. Остатки салата, немного сыра, маслины, которые я покупала в прошлый раз.

Что говоришь? Дети? Все в порядке, дети с бабушкой, не отвлекай.

Потом мы перейдем в спальню. Да, дорогая. В этот момент я подумаю о возрасте. О том, что я старше на десять лет. А могла бы наслаждаться этим на десять лет дольше. На мгновение промелькнет грусть.

О нет! Только не это! Тут грустить некогда.

Как тебе это нравится? Над кроватью в спальне М. повесил серп и молот! Какая наглость! И как он мил.

В каких-то моих рассказах о себе и своей жизни он узрел ностальгию по Советскому Союзу. Грозился обеспечить символикой и окружить воспоминаниями о прошлом. Таки выполнил.

- Ой, Маша. Дальше будет только хуже. Не ровен час, старушкой назовет.

- Так это еще на первом свидании было.

Ты права. Дальше будет хуже. Как молодость беспощадна и цинична.

Под серпом и молотом он разложит меня послушную. Когда покажется, что у старушки нет сил дышать и жить, он войдет снова. Вот так - молча и нагло достанет до самой что ни на есть женской сути моей. Будет нанизывать один за одним все мои страхи и тревожные мысли. А я его за это буду целовать покорно и благодарно – эти сильные плечи, эти нежные пальцы, эти безнадёжно молодые губы.

Спасибо, подруга, что так за меня переживаешь. Я это действительно ценю. Пытаешься поставить мне голову на место. Вернуть на путь праведный.

Только не хочется мне возвращаться. Хоть раз в жизни так хочется отпустить все. Пустить кого-то в себя без пропусков, обещаний и условностей. Пусть ненадолго, пусть мимоходом. Но я хочу, чтобы проник он во все закоулки моей высокоорганизованной души. Затронул там то, что может быть никто и никогда не щупал. О чем я и сама не догадывалась. И даже если останется после этого рана, буду знать, что я - живая. Что могу это чувствовать. И душой, и телом.

Ой, что он только не делает с этим телом!

- Маша, как я тебе завидую.

Чего ревешь, подружка? Не надо. Не бойся за меня.

Уже не боишься?

Заболталась я с тобой. Пойду. Трусики в моей сумке возле очков с диоптриями. Улыбаюсь.

Да, расскажу обязательно. После. Как только силы появятся взять телефон в руки, уставшие опираться на стеклянный стол. Уже утром. Не жди. Это быстро не закончится. Эти молодые такие неутомимые. И мне это нра…

 

Елена Андрейчикова

рассказ из сборника «Женщины как женщины»

Елена Андрейчикова

Поделись в социальных сетях

Теги


Комментарии (3)

символов 999

Другие публикации автора

Во всем виноваты классики | Часть ІІІ

Мы с Даней должны были пожениться в начале августа. Как-то раз одним весьма гармоничным утром летнего отпуска, когда я сидела на кухне в трикотажной пижаме с котятами, пила полезный ромашковый чай без сахара, подписывала приглашения...

Во всем виноваты классики | Часть II

— Как тебя мама называет? — Вообще-то я Марина, но мама Машкой зовет. — Так и я буду называть. Поехали кататься, Машка. Поехала. Ибо не приказывал и даже не пробовал приказывать мне никто за те четверть века, что я в силах ...

Другие авторы

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...