Время тридцатилетних

"Твои лучшие годы" — штамп, зажеванный до состояния пленки VHS-кассеты. Наспех отматывая ее назад "на то самое место", чтобы не спалили родители, ты мечтал поскорее промотать свой возраст вперед к заветной цифре "30". Взрослые, далеко заплывшие за буйки с этой отметкой, призывали тебя в срочном порядке начать наслаждаться "золотым времечком", а не думать о возрасте, в котором проблем больше, чем вариантов их решений.

Однажды ты просыпаешься под громкий плач миллениалов о своем несчастливом поколении Y и понимаешь, что твоим "золотым времечком" оказывается возраст "три ноль", особое время.


Время ощутить свободу


Не тот хмель вольности, толкавший на пубертатные глупости, а нечто существенней, предлагающий множество способов распорядиться своей судьбой. Пей в пустой квартире и говори со стенами, еб*шь на работе и покоряй карьерный Эверест, напиши свою эмигрантскую историю и выбери место своих рассветов. Ты решаешь сам, что прибавить к приставке "само-": саморазрушение, саморазвитие, самодостаточность. Раньше ты ничего не выбирал. Выбирали за тебя: родители, твое стереотипное мышление и дурь, которая никак не хотела выветриваться.

В двадцать тебе стучат из соседней комнаты, требуя сделать музыку потише. В тридцать стены тактично молчат и лишь становятся свидетелями твоих монологов. Больше не нужно (и уже не комильфо) жить коммуной в двушке с друзьями, меняя квартиры раз в три месяца. Ты можешь снять отдельное жилье, обнести свою частную территорию колючей проволокой и позволить себе недосягаемую ранее роскошь побыть наедине с собой.


Время завязать со страданиями


Страдать по юности лет нормально. Быть вечно истерзанным и обглоданным. Ходить по лезвию суицида. Одной ногой стоять на скользком подоконнике, другую заносить над светлым будущим, в которое хочется верить, а не получается.

Тридцать — твой личный психиатр, который ставит точный диагноз и выписывает направление. Он мягко втолковывает тебе (и не безуспешно), что время — главное, оно побеждает даже деньги. Твоя задача — перестать пропахивать лицом каменистое дно этой бурной реки, оседлать наконец-то байдарку и начать орудовать веслом в унисон с течением. И перестать грести против него, пытаясь доказать что-либо кретинам на берегу.


Время перемен


К тридцатилетию кошелек начинает поправляться вместе с тобой. Пусть у некоторых это происходит значительно раньше, но здесь нужна поправка на род деятельности. Деньги становятся инструментом. Не дрелью, которой ты, двадцатилетний, высверливал черную дыру своего скудного бюджета, а отбойным молотком, вбивающим сваи благополучия.

Кошелек, хранящий годами анорексичную худобу — не звоночек, а тревожный набат, сигналящий тебе о необходимости перемен. Самое время (если ты до сих пор этого не сделал) однажды встать посреди опенспейса, вылить ушат теплых чувств на коллег и начальство и начать что-то менять в своей жизни. Например, получить образование. Не сменить диплом старого образца на новый, учитывая летящий в тартарары престиж высшего образования, а стать тем, кем ты не стал. А так хотел.

Пока что все работает на тебя. Память, пусть и несколько пострадавшая за алкогольные годы, все еще цепкая. Неправильно сросшиеся кривые руки успешно ломаются и вправляются. Ты обнуляешься и вновь становишься учеником, который имеет все основания мечтать о другой, несомненно лучшей судьбе.


Время для друзей и себя


Подобно шатлу, набирающему высоту, взрослея, ты сбрасываешь ступени в виде ненужного людского балласта. Там, в ледяном пространстве космоса, тебе нужны самые верные и проверенные члены экипажа. 2-3 человека в твоей команде — поздравляю, ты умел дружить. Один человек — тоже неплохо, главное — не потерять его. Потому что с новыми людьми в "околотридцатилетнем" возрасте большая напряженка. Количество знакомых стремительно растет, а число друзей может только уменьшаться. Это как с зубами: нужно тщательно ухаживать смолоду, чтобы не потерять в старости.

Самое время встретить главного человека в своей жизни: просыпаться с ним, варить ему кофе, смотреть на него сонного. В отражении зеркала. В тридцать есть все шансы наконец-то "возлюбить самого себя, как ближнего своего", обрести отношения, в которых нет ничего лишнего, ничего не бесит и не просит съездить к маме на дачу. Чтобы не ошалеть от скуки, в спальню можно периодически впускать свободу действий, не обремененных обязательствами. А если совсем припрет, отношения выходного дня никто не отменял.

Детей нет, а ты благодаришь судьбу, что не последовал примеру знакомых, ввязавшихся в авантюру под названием "пробный брак" с залетной предисторией. Этот статус "ни котенка, ни ребенка", рвущий материнское сердце, твое собственное наполняет покоем и умиротворением — забытыми состояниями обладателей детей. Дети — это инвестиция с высокими рисками. Так себе затея в нашей стране.

По-есенински "к тридцати годам перебесясь", ты, "прожженный калека", начинаешь "удерживать связь с жизнью все сильнее". Возможно, пример Сергея Александровича, не дотянувшего до тридцати одного, не самый удачный. Но эта связь куда важнее рабочих и случайных, которых в твоей жизни еще будет немало. Теперь ты знаешь это.

Поделись в социальных сетях

Теги


Комментарии (1)

символов 999
  • Megomizantrozaurus 1 день назад

    в спальню можно периодически впускать свободу действий, не обремененных обязательствами. " это как это?) впускать в спальню свободу действий? Есенин блин)
    Короче сага безответственности. Этого и в 16 хватает. А в тридцать можно и о ребёнке подумать, и не для демографии, а для себя, ведь он (при твоём труде) может стать и лучшим другом и твоим продолжением и тем для кого ты творишь , добываешь, живёшь. Кому ты дашь понюхать растёртые листья амурского бархата, или покажешь красивый приём из борьбы,дружку за пивом? Это ему не интересно

    Прокомментировать Мне нравится

Другие авторы

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...